Трофимук А. Наука в Сибири - для Сибири
 Навигация
Оглавление

Трофимук А.
Наука в Сибири - для Сибири (ЭКО, 1977, N 3, С.31-44)

Корреспондент «ЭКО» беседует с первым заместителем председателя Сибирского отделения АН СССР, членом президиума АН СССР директором Института геологии и геофизики СО АН академиком Андреем Алексеевичем ТРОФИМУКОМ

- В Постановлении правительства о создании Сибирского отделения записано: «считать основной задачей Сибирского отделения АН СССР всемерное развитие теоретических и экспериментальных исследований, направленных на решение важнейших научных проблем, способствующих наиболее успешному развитию производительных сил Сибири и Дальнего Востока». За двадцать лет неузнаваемо преобразилось хозяйство самой Сибири: создано нефтяное Приобье, крупнейшие энергопромышленные комплексы, строится БАМ, рождается новая база угледобычи в Якутии и так далее. Какова, по-вашему, роль сибирской науки в индустриальном развитии самой Сибири?

- Вопрос очень широкий, и я хотел бы ответить на него прежде всего как геолог.

К моменту рождения первого в истории Академии наук СССР регионального отделения Сибирь, конечно, была известна как богатейший источник минерального сырья. Широко разрабатывались и сыграли огромную роль в годы войны угольные запасы Кузбасса, страна получала сибирское золото, полиметаллы и много других полезных ископаемых. Сложнее было с представлениями о наличии в Сибири важнейшего сырья XX века - углеводородов. Вы знаете, что создатель советской нефтяной геологии и ведущий специалист в этой области академик И.М.Губкин еще в начале тридцатых годов научно обосновал возможность открытия в Западной Сибири крупнейшего бассейна, освоение которого окажет влияние на развитие экономики всей страны. Позицию Губкина поддержали и другие авторитетные ученые, считавшие необходимым проведение широких поисковых работ в восточных районах. Но были и не менее авторитетные заявления противоположного смысла: если и есть в Сибири углеводороды, то, в лучшем случае, это месторождения местного, а не всесоюзного значения. Практические меры, предпринятые до войны и во время войны, не давали значительных результатов. И постепенно брала верх очень скромная оценка перспектив нефтегазоносности Сибири.

Одна из важнейших задач Сибирского отделения (если иметь в виду геологов, работающих в этой узкой области) состояла в том, чтобы вновь научно рассмотреть этот спорный вопрос, тщательно анализируя все накопленные данные и дополняя их новыми доказательствами оптимизма некогда сделанных прогнозов. Эта работа привела к однозначному выводу: Западная Сибирь действительно является новым колоссальным нефтегазоносным районом страны. Наши ученые, опираясь на данные стратиграфии, тектоники, генезиса самих углеводородов, оценивая новые районы с помощью оригинальных теоретических подходов, на основе так называемого объемно-генетического метода, смогли даже примерно предсказать размеры потенциальных запасов углеводородов в этом бассейне. Наука доказала, что мы имеем дело с районом, по богатствам своих недр не сравнимым ни с одним другим районом страны. Последовавшие затем открытия блестяще подтвердили прогнозы ученых, и началась реализация той большой программы, результаты которой сегодня известны всему миру.

Однако, как бы велики ни были наши успехи, мы не можем только бесконечно восторгаться ими. Задача науки - смотреть вперед и видеть перспективу, что особенно важно в отношении нефтяной и газовой промышленности страны, развивающейся стремительными темпами. Даже при всех огромных масштабах таких бассейнов, как Западно-Сибирский, ученые должны предвидеть пик его производительности, тот рубеж, за которым уже трудно будет ожидать активного прироста добычи. Значит, долг науки - своевременно подумать о новой базе, обосновать перспективы развития нефтяных и газовых промыслов в Сибири. Углеводороды сегодня - самое экономичное энергетическое сырье и самое главное сырье для химической промышленности. По уровню и качеству потребления углеводородов наш век судит об уровне общего развития страны. Чем больше нефти и газа мы сможем добывать и чем лучше их использовать, тем быстрее будет решаться важнейшая задача нашего общества - создание материально-технической базы коммунизма. Так встал перед сибирской наукой следующий вопрос: где тот новый плацдарм, на котором должны быть сосредоточены усилия по дальнейшему поиску углеводородов?

Ученые Сибирского отделения, исследуя горизонты, «подстилающие» те отложения, из которых сегодня получают нефть и газ в той же Западной Сибири, доказали наличие новых продуктивных «этажей», которые по своей способности давать углеводороды превосходят верхние, так приумножившие нефтяную славу страны. Появилась возможность как бы раздвинуть горизонты поиска, углубиться в более древние отложения и ждать при этом не меньших результатов, чем достигнутые. Должен, правда, сказать, что освоение нижележащих отложений сопряжено с известными трудностями (повышается глубинность скважин, усложняется сама их проходка, встречаются более твердые породы и т. д.), но в наше техническое время все эти трудности преодолимы.

Совокупными усилиями всех геологических и геофизических наук доказана огромная перспективность еще одного района - Восточной Сибири, очерченного примерно такими рамками: на западе - Енисей, на востоке - Лена, на юге - пригорье Байкала, на севере - Ледовитый океан. Эта большая территория, превосходящая по площади Западную Сибирь, по нашим представлениям, не менее богата углеводородами, чем Приобье. И, по-моему, это - нижняя оценка: на самом деле, я думаю, восточно-сибирские запасы нефти и газа окажутся больше западно-сибирских.

Новый плацдарм нужно готовить к освоению. Для ученых эта работа - не механическое перенесение старых методов на новую территорию. Наша деятельность не похожа на конвейер. Мы стремимся, осмыслив весь прошлый опыт, обосновать перспективы в свете последних достижений науки и предложить практикам более эффективные методы поиска. Сейчас мы огромное внимание уделяем тому, чтобы повысить точность, глубинность, информативность известных геофизических методов. Но и эта задача - в известной мере традиционна. Главное, чем мы сейчас заняты, это создание комплекса методов, прямо указывающих на наличие данного полезного ископаемого. Весь мир сегодня ищет нефть и газ по совокупности косвенных признаков: есть, допустим, куполообразная складка, есть данные, позволяющие предполагать наличие нефти, и этого достаточно, чтобы заложить дорогостоящие скважины. И если при этом вы не учтете какой-то один фактор - скажем, минерализацию вод, циркулирующих на глубине,- все скважины могут ничего не дать. Нужен прямой метод, убедительно доказывающий наличие нефти. Вот над этим-то ученые и работают сейчас весьма усиленно. Одна эта разработка на порядок поднимет эффективность поиска полезных ископаемых. Наша страна тратит на поиски нефти и газа около двух миллиардов рублей в год. Неплохо было бы, если бы страна могла ассигновать на эти цели и три миллиарда, но еще лучше было бы повысить отдачу каждого рубля. К этому и стремятся ученые, заботясь о том, чтобы информация о недрах была максимально точной и разносторонней. Такая информация позволит более качественно вести поиск и извлечение полезных ископаемых, существенно снизит их себестоимость.

До сих пор я говорил только о Суше. Но наша страна наделена огромными шельфовыми пространствами, особенно в районах северных морей. По нашим предположениям, они не менее богаты углеводородами, чем крупные бассейны на суше. Чтобы добраться до этих богатств, нам нужно решить много новых и сложных вопросов. Соединенные Штаты Америки, которые сейчас лидируют в освоении шельфовых недр, имеют дело с незамерзающими морями (если не говорить о севере Аляски). Наши шельфы находятся подо льдом. Нужны новая техника, новые приемы, новые методы. Успехи тонких исследований шельфовых недр убеждают нас в том, что рано или поздно страна будет энергично решать эти задачи.

Советским ученым принадлежит важнейшее открытие: газообразные углеводороды могут находиться в природе в твердой фазе, это так называемые гидраты. По нашим расчетам, запасы гидратов в океаническом пространстве на порядки превосходят то, что известно нам на суше. И все эти открытия, все эти новые возможности - дело науки, это ее идеи, ее предложения, ее результаты.

Я бы не хотел, чтобы вы поняли меня слишком прямолинейно - что все мною названное сделано только учеными Сибирского отделения АН СССР. Мы с самого начала теснейшим образом связали свою деятельность непосредственно с теми, кто ищет полезные ископаемые. Я вообще думаю, что в геологии не может быть деления на «геолога-ученого» и «геолога-неученого». По сути своей специальности геолог - исследователь, это специалист в области изучения недр, все методы его работы, сам ее характер связаны с научным подходом. Хорошего геолога от… обычного, скажем так, мы отличаем по тому, как быстро он способен подхватить новые идеи, насколько готов «внедрить» в практику прогрессивные научные разработки. Где бы геолог ни работал - в управлении, в ведомственном институте, в тематической партии, или это оперативный геолог, он - ученый, если стремится идти дальше того, что уже знает, умеет и может. Вот с такими людьми у нас и сложился единый творческий коллектив: и славу, и горести неудач делим пополам.

Естественно, геологов Сибирского отделения волнует не только вопрос о том, как быстрее и дешевле найти полезные ископаемые, но и как их наиболее эффективно извлекать из недр. В прямой постановке эта задача - область деятельности Института горного дела СО АН, но в процесс ее решения все более активно включаются и геологи, и математики. Механизм добычи той же нефти, например, очень сложен, как, кстати и проблема ее транспортировки на дальние расстояния. Нужны специальные расчеты, и чем они тщательнее выполнены, тем эффективнее и сама система разработки.

Те достижения, которыми сегодня по праву гордятся тюменцы и томичи, существенно определяются и помощью ученых Сибирского отделения АН СССР.

Теперь попробую ответить на ваш вопрос как один из руководителей Сибирского отделения. Какую бы область науки вы ни взяли, вы везде увидите серьезный вклад ученых в развитие промышленности Сибири. Гурий Иванович Марчук назвал вам наиболее яркие примеры выхода сибирской науки в практику - и новые технологии, и новые методы, и новые формы организации хозяйства. Мне не хотелось бы повторяться, скажу только, что хоть не всегда эффект научных разработок измеряется в рублях, одно бесспорно: высокий уровень производства, которое сегодня страна создает в Сибири, объясняется и тем, что последние достижения науки находят здесь быстрое и действенное воплощение. И прекрасные перспективы экономического развития Сибири во многом обеспечиваются работами ученых.

Вот, например, совсем недавно мы организовали в Томске Институт химии нефти, его задача - создавать прогрессивные способы переработки сибирского сырья. Такие способы, о которых промышленность еще и не слышала и которые по своей эффективности несопоставимы с ныне применяющимися.

А проблема Байкала? Комплексные исследования сибирских ученых наглядно показывают, что можно и нужно делать в ближайшие годы для того, чтобы не только не повредить уникальным богатствам Байкала, но и существенно их приумножить. Полупроводниковая техника, горное дело... Впрочем, я же отказался от перечисления. Побеседуйте с любым руководителем крупного научного направления, развиваемого в СО АН,- и, я уверен, услышите от него примерно то же самое (по сути), что я рассказал вам как геолог. Наука в Сибири - это и наука для Сибири, и ее влияние на хозяйственную жизнь Сибири трудно переоценить.

- Андрей Алексеевич, в уже цитированном постановлении правительства было записано: включить в состав Сибирского Отделения все восточные филиалы Академии наук СССР. Как им живется в составе крупного регионального отделения Академии, как разбивается эта совокупность научных подразделений, имеющих свою историю, специфику, проблемы?

- Сибирское Отделение сегодня - это три научных центра: Новосибирский, Томский, Красноярский, и три филиала: Восточно-Сибирский, Якутский, Бурятский.

Созданные в свое время Академией наук филиалы приносили большую пользу, их роль как научных инвентаризаторов богатств того или иного региона неоценима. Когда-то деятельностью филиалов руководил Совет по изучению производительных сил страны /СОПС/, очень плодотворно работавший в составе Академии. С «академическим» СОПСом связаны имена таких крупнейших ученых, как академики И.П.Бардин, В.С.Немчинов и другие. СОПС сделал очень многое по изучению и развитию производительных сил страны. В те годы трудно было представить себе иную, чем филиалы, форму организации науки в отдаленных районах. Но шло время, и эта «форма» стала стеснять, она уже не отвечала растущим потребностям познания восточных районов.

В чем я вижу разницу между филиалом и научным центром? Филиал - это группа исследовательских учреждений, которые развивают те или иные научные направления в соответствии с возможностями данной территории (кадровыми, материальными, организационными). А так как возможности эти, как правило, не очень велики, то в филиале почти недостижима та комплексность, которая нужна науке сегодня. Любая современная наука может успешно развиваться только при одном условии: когда она серьезно подкреплена математикой, физикой, химией, биологией, не формально, не механически, а по самому существу новых возможностей, предоставляемых единством разных и хорошо развитых научных направлений. А это и есть «лицо» современного научного центра, его преимущество - комплексность, обеспечивающая и высокий уровень исследований, и масштабность задач, и оригинальность подходов и решений.

С самого начала Сибирское отделение взяло курс на то, чтобы перевоплотить филиалы - не сразу, не вдруг, а по мере накопления сил и возможностей,- в научные центры. И наиболее близки мы к этой цели в Иркутске. Хотя формально городок науки здесь по-прежнему называется филиалом, он практически уже превратился в научный центр. Восемь институтов представляют широкий спектр научных направлений: здесь есть и математика, и физика, и химия, и биология, и геология, и география, и техника, и экономика. Энергетический институт в Иркутске - прекрасный образец научного учреждения, которым мы гордимся: это единственный в стране институт, успешно соединяющий развитие технических исследований с экономическими. Собственно говоря, в Иркутске нам давно пора сменить «вывеску» и переименовать филиал в Восточно-Сибирский (или Иркутский) научный центр.

В этом же направлении развиваются Якутский и Бурятский филиалы СО АН. Главный вклад Сибирского отделения в развитие филиалов - это, пожалуй, насыщение их высококвалифицированными кадрами, подготовленными уже в Сибири, прошедшими прекрасную школу в Новосибирском научном центре, воспитанными в творческой атмосфере современного научного поиска. Растущие научные центры в Красноярске и Томске изначально ориентированы на комплексное развитие. В Томске, в поддержку химии и оптики атмосферы, создается крупный вычислительный центр. В Красноярске ВЦ уже действует и зарекомендовал себя наилучшим образом. Давно работает там единственный в Академии наук Институт леса, очень интересны работы красноярских физиков, особенно биофизиков.

Наша задача состоит в том, чтобы находить оптимальные формы организации научного поиска, те формы, которые бы не стесняли развитие науки, а наоборот, стимулировали его, «кроились» бы сегодня с запасом, как бы на «вырост». Сибирское отделение будет создавать новые подразделения в быстро растущих городах Сибири с твердой ориентацией на самый высокий уровень организации и обеспечения исследований кадрами, материальными ресурсами. Мы достаточно теперь сильны и богаты, чтобы создавать на периферии первоклассные институты, достойные имени Академии, и укреплять их умнейшими энергичными людьми, способными генерировать идеи и добиваться их реализации.

В заключение - о новой почетной обязанности Сибирского отделения, прекрасно сформулированной в решениях XXV съезда партии. Сибирское отделение призвано стать штабом всей науки Сибири. Мы должны, образно говоря, создать оркестр, в котором полноправно зазвучали бы все инструменты, в котором на месте чувствовали бы себя все исследователи, работающие в заводской лаборатории, в отраслевом институте, в высшей школе, в академическом учреждении. Успешно решать эту задачу мы можем, опираясь на наши периферийные подразделения. Кооперация не может осуществляться по приказу, как бы хорош он ни был. Кооперация и координация могут развиваться только тогда, когда в штабе есть авторитетные ученые, которым доверяют, к которым идут с твердой надеждой получить большой эффект от общения. Люди - главное богатство и главная перспектива развития Сибирского отделения Академии наук СССР.

Только через подготовку кадров для научно-исследовательских учреждений Сибири и Дальнего Востока, правильное их распределение и создание обстановки коллективности в работе Сибирское отделение сможет успешно решать те большие задачи по развитию производительных сил Сибири, которые ставит перед нами принятое в феврале постановление ЦК КПСС - о деятельности Сибирского отделения Академии наук СССР.

Источник: ЭКО. Экономика и организация промышленного производства. -
1977. - N 3. - С.31-44.


[О библиотеке | Академгородок | Новости | Выставки | Ресурсы | Библиография | Партнеры | ИнфоЛоция | Поиск | English]
  Пожелания и письма: branchconfhall@gpntbsib.ru
© 1997-2020 Отделение ГПНТБ СО РАН (Новосибирск)
Статистика доступов: архив | текущая статистика
 

Документ изменен: Wed Feb 27 14:55:32 2019. Размер: 36,280 bytes.
Посещение N 2135 с 04.09.2007